Главная » Авторские статьи » ОПЫТ МУЗЕЕФИКАЦИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО РАСКОПА УКРЕПЛЕННОГО ПОСЕЛЕНИЯ АРКАИМ. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОЕКТА 2013 – 2014 ГГ.

ОПЫТ МУЗЕЕФИКАЦИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО РАСКОПА УКРЕПЛЕННОГО ПОСЕЛЕНИЯ АРКАИМ. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОЕКТА 2013 – 2014 ГГ.

Статья выполнена при поддержке гранта

ФПНИ-10/15 300.34.29. (Малютина Т.С.)

 

Макуров Юрий Сергеевич

Челябинск, Историко-культурный заповедник «Аркаим»

Малютина Татьяна Сергеевна

Челябинск, Челябинский государственный университет,
Историко-культурный заповедник «Аркаим»

Статья посвящена рассмотрению опыта музеефикации археологического раскопа на укрепленном поселении Аркаим. Уникальная сохранность и система исследований памятника позволили раскрыть потенциальные возможности степной археологии в решении проблем интерпретации и визуализации археологических материалов для музейной и туристической деятельности. Реконструированный объем жилищ, совмещенных с фортификацией, вписывается в природно-культурный ландшафт и открывает перед зрителем философию и практику жизни человека, жившего четыре тысячи лет назад.

Ключевые слова. Укрепленное поселение Аркаим, музеефикация, жилище, фортификационное сооружение, археологический ландшафт.

 

Пожалуй, никакой другой археологический памятник глубокой древности в России так разнообразно и широко не используется современниками, как укрепленное поселение Аркаим. Ради того, чтобы воочию увидеть этот древний «город», сюда ежегодно приезжают тысячи туристов. Проблема адекватного восприятия памятника, как явления исторического прошлого, и составной части современной культуры становится все более острой. Конкретная практическая работа в этом направлении требует постоянного обсуждения. На Аркаиме, на основе музеефицированного археологического раскопа, создана яркая и образная экспозиция жилого пространства. В ее основе лежит археологический факт и творческая модель, воплощенная в реальных масштабах, которая будит живое воображение посетителя.

В современном мире музеефикация археологических памятников в условиях естественного ландшафта носит приоритетный характер и используется достаточно широко. Она возможна на памятниках, имеющих хорошую сохранность и изученность, которые позволяют создать и реализовать грамотные и профессиональные проекты. Чем меньше гипотетических элементов появляется в процессе музеефикации, тем более ценным оказывается ее результат.

В России, да и за рубежом, музеефикации, в основном, подвергаются археологические памятники с каменной архитектурой, относящиеся к античности или средневековью. Они обладают высокими возможностями для реконструкций. Это античный город Горгиппия (Краснодарский край), Танаис (Ростовская область), Казанский кремль и др. Памятники наскального искусства также находят использование в программах музеефикации широко известных музеев-заповедников (Томская писаница, в Кемеровской области, Шишкинская писаница в Иркутской области). Опыт работы в этом направлении захватывает практически целое столетие и имеет обширную библиографию [3; 12].

Вопрос о музеефикации археологических памятников первобытности степной части России до последнего времени даже не ставился. Считалось, что они не обладают выразительностью, достаточными возможностями для реконструкции и доступностью для посетителей. И только уникальный опыт исследований Аркаима позволил раскрыть потенциальные возможности степной археологии в решении проблем интерпретации и визуализации археологических материалов. Успешная работа по музеефикации, проведенная историко-культурным заповедником «Аркаим», обусловила появление целого ряда музейных проектов, основанных на степной археологии [1. C. 207– 213; 4. C. 261–273; 8]. К сожалению опыт создания экспозиционного пространства под открытым небом на Аркаиме пока не нашел должного отражения в научной и научно-популярной литературе. Поэтому необходимо остановиться на содержании работ по музеефикации Аркаима, которые связаны с реконструкцией жилого пространства.

Аркаим был открыт в 1987 г. во время работ по спасению археологических памятников (Мосин В.С., Боталов С.Г.) от затопления Большекараганским водохранилищем. Ввиду своей уникальности и угрозы уничтожения, он сразу же стал объектом археологических раскопок экспедиции ЧелГУ под руководством Здановича Г.Б., которые велись до 1995 г.

Поскольку Аркаим когда-то был полностью построен из грунта и дерева, спустя четыре тысячи лет на современной дневной поверхности остались только невысокие земляные валы круговых и радиальных стен и плохо заметные нетренированному глазу рядового человека котлованы жилищ и остатки рвов. Только опытный взгляд специалиста способен разглядеть в бескрайнем степном ландшафте следы жизни былых эпох [5. C. 40 – 51].

В соответствии с интересами посетителей часть раскопа, исследованная в 1991 — 1995 г., была сохранена археологами для музейного показа. Раскоп захватывал два жилища (2-16) (2-17), и прилегающие с севера участки внешней оборонительной стены и внешнего рва (рис. 1). С южной стороны торцы жилищ выходили на широкие обширные дворы, улицу, совмещенную со рвом и ограниченную стеной цитадели. Раскоп как бы приоткрывал типичный уголок древнего Аркаима и позволял увидеть то, что можно было донести до зрителя через опытный взгляд профессионала. В раскопе читались пропорции жилищ и прилегающих сооружений. На фоне желтой супеси пола, прекрасно были видны черные пятна колодцев и столбовых ям, составляющих строгую архитектурную систему, отчетливо прослеживались обводные оборонительные рвы и ров ливневой канализации.

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогРис .1.jpg

Рис. 1. Поселение Аркаим. I — план-схема памятника; II — план музеефицированного раскопа.

 

Для того чтобы ярче визуализировать видимые в раскопе конструкции, и обозначить архитектурные ритмы, необходимо было смоделировать их разрушившиеся части, дополнить материалами лабораторных исследований, а также данными, полученными при раскопках других жилых сооружений. Выбор участка для создания музейной реконструкции не был случайным. Материалы этой территории отличались наибольшей полнотой. Раскоп использовался как полигон для междисциплинарных исследований. К этому времени (1991 г.) угроза затопления миновала, шло становление заповедной системы вокруг памятника. Сформировались возможности неспешного, наиболее полного комплексного исследования территории раскопа. Творческий коллектив археологов, принимавший участие в исследованиях этой территории (Иванова Н.О., Хабдулина М.К., Любчанский И.Э., Малютина Т.С.) обеспечил методические возможности раскопа для получения надежных результатов работы с природоведами. Перед началом раскопок была проведена геофизическая съемка и отработана методика сопоставления данных геофизики с данными раскопок. Установлено, насколько точно геофизика отражает конструктивные особенности сооружений [14]. Здесь же была окончательно оформлена база данных по палеопочвоведению. Характеристика состава культурных напластований велась параллельно археологами и почвоведами (Иванов И.В., Чернянский С.А.). В Институте почвоведения РАН были проанализированы строительные грунты и органические материалы, которые использовались в древности и определили многие архитектурные особенности укрепленного центра.

Металлургические печи и колодцы с учетом уже накопленного археологического опыта (Григорьев С.А., Русанов И.А.) вскрывались совместно сотрудниками Института минералогии УрО РАН (Зайков В.В., Юминов А.М.) в области металлургии. Были определены основные принципы в развитии печного строительства и использования их в металлургическом производстве.

Четкие планиграфические картины, пропорции и сохранность артефактов вдохновили на создание целого ряда графических реконструкций архитектурных объектов раскопа, которые были выполнены Гуревичем Л.Л. по разработкам Здановича Г.Б. (рис. 2 — 3). Возможность представленных реконструкций была закреплена детальным инженерно-геологическим изучением площади раскопа и поселения в целом, ориентированным на технологию строительства и эксплуатацию архитектурного ансамбля [2].

http://www.arkaim-center.ru/pics/uploads/MMris2.jpg v:shapes=

Рис. 2. Гуревич Л.Л. Экстерьеры жилищ Аркаима. Северный сектор. 1990 г.

http://www.arkaim-center.ru/pics/uploads/MMris3.jpg

Рис. 3. Гуревич Л.Л. Реконструкция жилищ Аркаима по варианту Г.Б. Здановича. Интерьер. 1991 г.

 

На первых порах процесс научного исследования памятника шел параллельно с процессом образования населения. Археологические раскопки вызывали огромный интерес у посетителей, что привело к необходимости разработки методов и практических рекомендаций для музеефикации археологического раскопа. Работая над культурным слоем поселения, археолог всегда, если не на бумаге, то в своем сознании реконструирует жилище, пытается понять экологические условия существования древнего человека, как в природном окружении, так и в среде своего собственного дома. Только моделируя условия обитания, можно приблизиться к пониманию исторического процесса. Историю современного жилища и современного градостроительства невозможно понять без обращения к далекому прошлому.

Начальные опыты музеефикации аркаимского раскопа были достаточно лаконичны, авторами их являлись Зданович Г.Б., Гутков А.И., Кисленко А.М. Работы предполагали установку невысоких бревен, имитирующих опорные столбы жилищ. По периметру стены домов были облицованы жердями, которые обозначали границы построек. На месте внешней оборонительной стены реконструирована деревянная клеть, основа которой четко отмечалась темным гумусным контуром в желтом строительном грунте ее фундамента. В итоге была создана внушительная по размерам конструкция, демонстрирующая внешний вид фрагмента фортификационного сооружения [11. C. 77–78].

Однако с момента музеефикации раскопа прошло почти 20 лет. Несмотря на то, что раскоп регулярно подновлялся, заменялись сгнившие фрагменты дерева, осуществлялись регулярные зачистки, он к 2013 г. перестал отвечать требованиям современной археологической реконструкции. К этому времени была проведена более подробная исследовательская работа по обработке комплексных материалов раскопа, восстановлены детальные конструктивные особенности застройки этой территории [6; 7]. Они надежно характеризовали инженерные, функциональные и сакральные основы жилых сооружений древнего Аркаима и поставили перед необходимостью создания более детального проекта музеефикации.

Жилища 2-16 и 2-17, охваченные музеефицированными реконструкциями, можно рассматривать в качестве эталонных (рис. 4). Основой для сооружения домов являлись неглубокие до 45-50 см котлованы. В плане они имели трапециевидную форму. Широкие торцевые стены, примыкали к фортификации и составляли 7,2 и 8,0м. Длинная ось трапеции была направлена к центру крепости. Длина домов (или высота трапеций) равна 18,8 и 19,5 м. Продольные стены были смежными с соседними жилищами.

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогРис. 4.JPG

Рис. 4. Поселение Аркаим. Раскоп на жилищах 2-16 и 2-17 и прилегающих фортификационных сооружений.

 

Домостроительный комплекс подразделяется на две основные части: дом и дворик (преддом), который пристраивался к узкой торцевой стене. В основу конструкций комплекса положена опорно-балочная система с использованием деревянных каркасов, от которых сохранились следы столбовых ям и многочисленные фрагменты полусгоревшего дерева. Значительная доля нагрузки приходилась на грунтовые стены. При возведении стен использовались природные свойства грунтов с дополнением искусственных цементирующих примесей. Грунты заливались в опалубку, прессовались и высушивались, или же формовались в сырцовые блоки, укладывались и скреплялись жидким грунтом. В жилищах надежно фиксировался только один наземный выход. При анализе залегания грунтов вдоль задней торцевой стены, неоднократно отмечались следы выходов на кровлю, оборонительную стену или в ее внутренние помещения.

Продольные и поперечные линии столбов определяли геометрию интерьера, разделяя пространство дома на примерно равные части. В планиграфии дома обобщенно просматриваются три территории: первая – для сна и отдыха, и вторая – общественно-хозяйственная и третья – сакральная. Можно выделить еще коммуникативные территории, связанные с входами выходами, центральным коридором и двориками помещений [7].

Зона отдыха располагалась вблизи основного входа. По обеим сторонам центрального коридора, справа и слева выделялись отдельные отсеки. Общественно-производственная площадка в глубине дома маркирована наличием колодцев и печей, соединенных с колодцем. Вокруг них в виде понижения и особого состава грунта почти всегда выделялись следы свода, который некогда перекрывал колодезные шахты. Во многих случаях присутствовали отдельно стоящие печи, угловые и пристенные. Здесь же, судя по столбовым ямам, находился свето-дымовой фонарь.

На общественно-производственной площадке дома были сосредоточены все возможные ремесла (металлургия, гончарство, ткачество, выделка кож), которые, по-видимому, имели сезонный характер. У задней торцевой стены начиналась зона сакрального. Она наиболее акцентирована на площадке шириной около 1,5 – 2,0м, примыкающей к стене, совмещенной с фортификацией. В некоторых жилищах сакральная площадка обособлена сырцовой перегородкой и столбовыми конструкциями и характеризуется наличием грунтовых возвышений шириной 40–50 см, которые можно интерпретировать как скамью, алтарь, вариант суфы. Не исключено наличие стеновых ниш. В некоторых случаях на стыке стены и пола фиксируется узкая щелевидная канавка, в которой выложены ритуальные предметы и жертвоприношения.

В жилище 2-17, в пределах этой площадки, около третьего столба вдоль продольных стен, зафиксированы вкопанные в грунт сосуды, по три у каждого столба. Сосуды вставлены друг в друга, рядом с левой стороны — глиняное алтарное возвышение с выкладкой из костей животных. В одну линию выложены тринадцать таранных костей овцы (одна из них обработана), две кости косули, плечевая кость овцы. Замыкала выкладку нижняя челюсть коровы, лежащая непосредственно около сосудов. С правой стороны сосуды установлены под третьим столбом, считая от угловой печи (камина), ограниченной прямоугольной рамой. С этого участка происходит целый ряд вещей (массивный молот, обломок небольшого молоточка, кварцевый наконечник дротика, диск из фрагмента керамики, глиняное сопло).

Не исключено, что перед нами демонстрируется мифологема оси мира с алтарными площадками. В процессе формирования понятия алтаря и алтарного пространства происходило слияние в единый образ или соединение нескольких мифологем «оси мира», «мирового древа» и «жертвы». Во время совершения ритуала жертва становилась центром мира, «пупом земли», осью пронзавшей и нанизывавшей на себя все сущее. Это явление в ритуальной практике индоиранских народов фиксируется исследователями от древности до современности [10. C. 89–104].

Проект обновленного музеефицированного раскопа, в основу которого положена научная информация, включающая последние работы, был создан весной 2013 г. Ю.С. Макуровым (рис. 5). Работы, проводимые под его руководством, заняли два полевых сезона: 2013 и 2014 г. Воплощением проекта в реальность занимался отряд из студентов Института Гуманитарного Образования ЧелГУ, школьников и волонтеров. В работе принимала участие значительная часть коллектива Заповедника «Аркаим» (сотрудники научного отдела – Зданович Г.Б., Малютина Т.С., отдела административно-хозяйственного обеспечения – Кисленко А.М., а также водители, рабочие, а иногда и экскурсоводы со смотрителями). И, наконец, в результате коллективного труда, жилые сооружения древнего Аркаима были представлены широкому кругу людей в современном достойном виде. Какие работы были проведены в раскопе?

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогрис. 5.jpg

Рис. 5. Макуров Ю.С. Эскиз к проекту музеефицированного раскопа поселения Аркаим. 2013 г.

 

1. Проведена рекультивация двух участков раскопа. Первый участок – пространство между восточным краем жилища 2-17 и границей раскопа 1991г. (длина 19 м, ширина от 1 до 3 м). Второй – пространство раскопа за столбовыми ямами внутренней оборонительной стены (длина 13 м, ширина – 6,5 м). Оба рекультивированных участка частично захватывали прилегающие к демонстрируемым жилищам и двору конструкции, но не показывали каких-либо целостных архитектурных сооружений Аркаима. При этом постоянное осыпание грунта в раскоп приводило к его расширению и разрушению культурного слоя.

2. По периметру раскопа возведена деревянная опалубка из кромленого соснового горбыля шириной 0,2 – 0,3 м. Опалубка прикреплена к опорным столбам диаметром 0,2 – 0,3 м, поставленным точно в тех местах, где стояли столбы на древнем Аркаиме (рис. 6). Северная часть опалубки совпадает с северными границами жилищ, западная — с западной стенкой жилища 2-16, восточная – с восточной стенкой жилища 2-17. Границы древних жилищ определены очень четко по оставшимся столбовым ямам, остаткам фундаментов грунтовых стен и фрагментам обугленного дерева. Южная стенка музеефицированного участка совпадает с границами внутренней оборонительной стены. Таким образом, возведенные стены совпадают с реальными границами жилищ и внутренней стеной, существовавшими на Аркаиме около 4 тысяч лет назад (за исключением западной и восточной стены во внутреннем дворе, которые возведены не по границам каких-либо сооружений, а по границам археологического раскопа). Стены были подняты на высоту 1 м, внутреннюю часть стен подпирает грунт, осыпанию которого в раскоп препятствует опалубка.

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогрис. 6.JPG

Рис. 6. Музеефикация раскопа поселения Аркаим в 2013-2014 гг. Укрепление бортов раскопа деревянной опалубкой на опорных столбах.

 

3. Построена межжилищная стена, разграничивающая жилища 2-16 и 2-17 (рис. 7). Стена представляет собой опалубку из горбыля, заполненную супесью, полученной при зачистках раскопа. Опорой для опалубки служат столбы диаметром 0,2 – 0,3 м, установленные в столбовых ямах, обнаруженных при раскопках поселения. На поверхности стены уложены сырцовые кирпичи, демонстрирующие строительный материал, из которого были созданы аркаимские стены. Кирпичи размером 0,3 х 0,15 х 0,07 м изготавливались с использованием десяти деревянных форм, рассчитанных на 10 кирпичей каждая. Процесс изготовления кирпича состоял из нескольких этапов. В первую очередь подготавливалась формовочная масса (из местного песка и цемента в пропорциях от 1:5 до 1:10). Добавление цемента в раствор являлось вынужденной мерой, поскольку готовый кирпич выкладывался на открытом воздухе и не был защищен крышей, как это было на Аркаиме в древности. Готовая масса, имеющая консистенцию густой сметаны, загружалась в лежащие на ровной поверхности формы так, чтобы внутри не оставалось воздуха. Излишки массы снимались с помощью металлического шпателя. После предварительной сушки, которая в зависимости от погоды занимала от 2 часов до нескольких суток, кирпич вынимался из формы путем ее переворачивания. Для того чтобы облегчить процесс вынимания кирпича, ячейки форм имели трапециевидную форму и смазывались отработанным машинным маслом (в древности это был, скорее всего, растопленный жир). После изъятия из форм кирпич досыхал еще несколько (10 – 12) дней и после окончательной сушки был готов к использованию. Для того, чтобы цвет и фактура кирпича соответствовали особенностям аркаимского строительного материала, кирпичная кладка была покрыта жидкой песчаной суспензией.

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогрис. 7.JPG

Рис. 7. Музеефикация раскопа поселения Аркаим в2013-2014 гг. Вид на раскоп с оборонительной стены.

 

4. Построены южные стены жилищ 2-16 и 2-17. Стены «подняты» на высоту 1 м, сложены кладкой из сырцового кирпича (того же самого, что и для межжилищной стены).

5. Установлены столбы высотой 0,3 м, маркирующие столбовые ямы жилища 2-17 (рис. 8). Они демонстрируют основания столбов, поддерживающих кровлю домов и служащих маркерами границ перегородок внутри жилища.

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогрис. 8.JPG

Рис. 8. Музеефикация раскопа поселения Аркаим в 2013-2014 гг. Маркировка столбов внутри жилища 2-17.

 

6. Установлены ограждения–перила у северного края раскопа и на оборонительной стене (рис. 9). Перила обеспечивают точку опоры при ходьбе посетителей и предотвращают их падение за периметр деревянного настила. Стойки перил у раскопа установлены на месте столбовых ям северного края жилищ 2-16 и 2-17. Таким образом, они одновременно являются элементами реконструкции деревянных сооружений Аркаима.

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогрис. 9.JPG

Рис. 9. Музеефикация раскопа поселения Аркаим в 2013-2014 г. Северная часть раскопа.

 

7. Переделан деревянный пешеходный настил вокруг реконструкции внешней оборонительной стены. Настил обеспечивает комфортное перемещение посетителей рядом с раскопом и защищает культурный слой от разрушения и стаптывания.

8. Сооружены отдельные детали интерьера в жилище 2-17 и внутреннем дворике: деревянные нары; модель печи-колодца; обваловка вокруг колодца-хозяйственной ямы; очаг во внутреннем дворике; выделен ритуальный сектор жилища (рис. 10 – 11). Сооружения восстановлены на местах их обнаружения во время археологических раскопок.

 

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогрис. 10.JPG

Рис. 10. Музеефикация раскопа поселения Аркаим в 2013-2014 г. Реконструкция фрагмента спальных клетей и нар внутри жилища.

C:UsersмарияDesktopфото для горизонтовитогрис. 11.JPG

Рис. 11. Музеефикация раскопа поселения Аркаим в 2013-2014 г. Макет печи-колодца внутри жилища.

 

9. Разобрана верхняя часть оборонительной стены, как ненадежная и не отвечающая современной версии археологической реконструкции. Обновлен настил над срубом оборонительной стены (рис. 9).

10. Выровнена площадка к западу от музеефицированного раскопа и сооружены лавки во всю длину раскопа.

В результате выполненных работ раскоп стал более зрелищным, но в тоже время полностью сохранил научную достоверность и, как и прежде, позволяет воочию увидеть истинный облик древнего Аркаима. Научно обоснованные реконструктивные элементы использованы практически в полном объеме. В заключении, необходимо подчеркнуть, что музеефикация это не единовременный акт, это процесс, направленный на сохранение и экспонирование памятника в условиях естественного ландшафта [9]. Это предполагает строгий расчет эксплутационного режима памятника и обеспечение баланса между естественными и антропогенными элементами природно-культурного ландшафта. Необходимым дополнением к демонстрации музеефицированного объекта становится соответствующее благоустройство прилегающей территории (прокладка безопасных для памятника туристических троп, сооружение смотровых площадок, установка информационных планшетов и др.).

В условиях развития процесса музеефикации на Аркаиме на первый план выходит задача сохранения культурного слоя древнего «протогорода». Эту задачу необходимо решать, продуманно экспонируя памятник в его современном природном контексте, не рассекая его мощными шрамами туристических троп. Археологический ландшафт, ядром которого является культурный слой, обладает непреходящим свойством производить новые ценности для настоящего и будущего. Наличие продуманной инфраструктуры на Аркаиме как на музейном объекте – единственная возможность его сохранности и использования в перспективе. В дальнейшем необходима разработка и реализация проекта подвесных туристических троп, не нарушающих культурный слой памятника. Каким мы оставим этот памятник для будущего? Какие пути познания истории? Каково будущее человеческого поселения и человеческого дома?

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Акишев, К. А. Древности Астаны: городище Бозок [Текст] / К.А. Акишев, М.К Хабдулина. – Астана, 2011. – 260 с.

2. Вязкова, О.Е. Некоторые принципы инженерно-геологических исследований памятников археологии [Текст]. Автореф. дисс… канд. геолого-минералогических наук / О.Е. Вязкова. – М., 1995. – 24 с.

3. Гусев, С. В. Археологические музеи – заповедники в России [Текст] / С.В. Гусев, А.В. Загорулько // Музей. – 2014, № 8. – С. 30–34.

4. Зайберт, В. Ф. Ботай. У истоков степной цивилизации [Текст] / В.Ф. Зайберт. – Алматы, 2011. – 480 с.

5. Зданович, Г.Б. Аркаим – «Страна городов». Пространство и образы [Текст] / Г. Б. Зданович, И.М. Батанина. – Челябинск: КРОКУС, 2012. – 260 с.

6. Зданович, Г.Б. Археологический предмет в культурном слое укрепленного поселения (по материалам поселения Аркаим) [Текст] / Г.Б. Зданович Т.С. Малютина // Процессы культурогенеза начальной поры позднего бронзового века Волго-Уральского региона (вопросы хронологии, периодизации, историографии). – Самара, 2014. – С. 45–54.

7. Зданович, Д.Г. Археологический источник и его модель [Текст] / Д.Г. Зданович, Г.Б. Зданович // Процессы культурогенеза начальной поры позднего бронзового века Волго-Уральского региона (вопросы хронологии, периодизации, историографии). – Самара, 2014. – С. 55–64.

8. Камалова, Г. Опыт музеефикации памятников археологии [Электронный ресурс] / Г. Камалова // arch.kyrlibnet.kg›uploads.

9. Каулен, М. Е. Музеефикация историко-культурного наследия России [Текст] / М. Е. Каулен. – М. : Эстерна, 2012. – 432 с.

10. Крюкова, В. Ю. Зороастризм [Текст] / В. Ю. Крюкова. – СПб. : Азбука – Классика, 2005. – 288 с.

11. Малютина, Т. С. Музей – заповедник Аркаим: взгляд в будущее [Текст] / Т. С. Малютина, С. В. Малютин // Музей. – 2010, № 1. – С. 72–79.

12. Медведь, А. Н. Музеефикация памятников археологии в России (прошлое и настоящее) [Текст] / А. Н. Медведь. – М. : ГНОМ и Д, 2004. – 80 с.

13. Минеева, И. М. Музеефикация археологического наследия на территории музея-заповедника «Ирендык» в Башкортостане: вопросы методологии [Текст] / И. М. Минеева // Наследие и современность. Информационный сборник. – М.: Институт Наследия, 2006. – Вып.13. – С. 132–146.

14. Тибелиус, В. Я. Результаты геофизических исследований на Аркаиме [Текст] / В. Я. Тибелиус // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Материалы конференции. – Челябинск, 1995. – Ч.V, кн. 2. – С. 184–193.

 

 

 

Сведения об авторах.

Макуров Юрий Сергеевич: заведующий отделом заповедного режима Заповедника «Аркаим». E-mail: ymakurov@yandex.ru

Малютина Татьяна Сергеевна: канд. ист. наук, специалист по учетно-хранительской документации музея археологии и этнографии Учебно-научного центра изучения проблем природы и человека ЧелГУ. Ст. научный сотрудник Заповедника «Аркаим». Е-mail: malytina.t.s@yandex.ru

 

Makurov Yu.S.

Chelyabinsk, Historical and Cultural Reserve ‘Arkaim’

Malyutina T.S.

Chelyabinsk, Chelyabinsk State University,

Historical and Cultural Reserve ‘Arkaim’

The experience of archaeological excavations museumification on the Arkaim fortified settlement. Implementation of the project 2013 — 2014 years

Abstract. The article considers the experience museumification archaeological excavation on the Arkaim fortified settlement. Unique safety and system studies of the site have allowed to reveal the potential of steppe archeology in solving the problems of interpretation and visualization of archaeological materials for the museum and tourist activities. The reconstructed volume dwellings, combined with fortifications, fits into the natural and cultural landscape and reveals to audience the philosophy and practice of human, who lived four thousand years ago.

Keywords. Arkaim fortified settlement, museumification, dwelling, fortifications, archaeological landscape.

References

1. Akishev, K. A. Astana antiquities: settlement Bozok [Text] / K. A. Akishev, M. K. Khabdulina. – Astana, 2011. – 260 p.

2. Vyazkova, O. E. Some principles of geotechnical investigations of archaeological monuments [Text]. Abstract diss… candidate of geological and mineralogical sciences / O. E. Vyazkova. – M., 1995. – 24 p.

3. Gusev, S. V. Archaeological museum-reserves in Russia [Text] / S. V. Gusev, AV Zagorulko // Museum. – 2014, № 8. – P. 30–34.

4. Zaibert, V. F. Near the sources of the Steppe Civilization [Text] / V. F. Zaibert. – Almaty, 2011. – 480 p.

5. Zdanovich, G. B. Arkaim – «Country of Towns» : Space and images [Text] / G. B. Zdanovich, I. M. Batanina. – Chelyabinsk : Crokus, 2012. – 260 p.

6. Zdanovich, G. B. Archaeological objects in the cultural layer of fortified settlement (based on the Arkaim settlement) [Text] / G. B. Zdanovich, T. S. Malyutina // Processes of genesis of culture of the Late Bronze Age initial time in the Volga-Ural region : Questions of chronology, periodization and historiography. – Samara, 2014. – P. 45-54.

7. Zdanovich, D. G. Archaeological source and its model [Text] / D. G. Zdanovich, G. B. Zdanovich // // Processes of genesis of culture of the Late Bronze Age initial time in the Volga-Ural region : Questions of chronology, periodization and historiography. – Samara, 2014. – P. 55-64.

8. Kamalova, G. Experience of museumification archaeological sites [Electronic resource] / G. Kamalova // arch.kyrlibnet.kg> uploads.

9. Kaulen, M. E. Musefication of historical and cultural heritage of Russia [Text] / M. E. Kaulen. — M.: Esterna, 2012. – 432 p.

10. Kryukova, V. Yu. Zoroastrianism [Text] / V. Yu. Kryukova. – SPb. : Alphabet–Classics, 2005. – 288 p.

11. Malyutina, T. S. Museum –Reserve Arkaim : Look into the Future [Text] / T.S. Malyutina, S.V. Malyutin // Museum. – 2010, № 1. – P. 72–79.

12. Medvedev, A.N. Archaeological sites musefication in Russia (past and present) [Text] / A. N. Medvedev. — M.: GNOM & D, 2004. — 80 p.

13. Mineyeva, I.M. Musefication of archaeological heritage on the territory of the Museum «Irendyk» in Bashkortostan: methodological issues [Text] / I. M. Mineyeva // Heritage and modernity. Information Collection. – M .: Institute of Heritage, 2006. – Vyp.13. – P. 132-146.

14. Tibelius, V.Y. Results of Arkaim geophysical studies [Text] / V. Y. Tibelius // Russia and the East: problems of interaction. Proceedings of the conference. – Chelyabinsk, 1995. – Ch.V, Vol. 2. – P. 184–193.

 

Источник и фото — http://www.arkaim-center.ru/