Главная » Авторские статьи » Кондратьева С.К. ЦЕННОСТЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ ГЛАЗАМИ ОБЫВАТЕЛЯ

Кондратьева С.К. ЦЕННОСТЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ ГЛАЗАМИ ОБЫВАТЕЛЯ

Современный мир стремительно меняется и для комфортного существования человеку необходимо ощущать связь с прошлым. Это отражается во многих тенденциях, таких, как постоянно ускоряющийся процесс музеефикации или стремление сохранить памятники архитектуры. При этом о памятниках археологии задумываются гораздо реже, ведь они не видны в повседневной жизни, мы не ходим мимо них каждый день, или даже если и ходим, то не задумываемся об этом и не замечаем их. Современному человеку не понятно, как связать себя с древним артефактом, представленным в музее. Возможно, в связи с этим, в России, в настоящее время, подлинным бедствием стало такое явление как «черная археология», в большей степени отдаляющая нас от прошлого, чем приближающая к нему. Если посмотреть на законодательную базу, то сегодня археологические памятники относятся к одному из видов объектов культурного наследия. Тем не менее, даже на законодательном уровне их часто выделяют в особую группу. С чем это связано? При рассмотрении археологического наследия, как культурных ценностей, необходимо признать ряд отличительных признаков (Закон РФ от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ). Во-первых, объекты археологического наследия могут быть как недвижимыми, так и движимыми. Причем движимые памятники, не только могут, но и должны быть перемещены из своей исконной среды, т.е. раскопа в музей. Экономическая ценность объектов археологического наследия значительно ниже ценности других культурных ценностей. Кроме того, в отличие от других культурных ценностей, памятник археологии может находиться только в государственной собственности (Шухободский. С. 136-137). Ценность памятника археологии для науки очевидна, будь то движимый или недвижимый объект. Например, глиняные фигурки, обнаруженные при раскопках древних городищ, имеют научную и культурную ценность связанную не с ценой материала, из которого они изготовлены, и не с их художественной ценностью, но с той культурной информацией, которая в них заключена (Культурология, 2001. С. 33). Но откуда обыватель узнает о культурной ценности. Объективна ли она или значением ее наполняют научные изыскания ученых. Последнее справедливо. Пока археологический артефакт лишь предмет, извлеченный из земли, он имеет лишь антикварную ценность, как древность. Затем, исследователь наделяет его какими-то качествами – оценка степени сохранности, типичности или уникальности предмета, принадлежности его к тому или иному историческому периоду и археологической культуре. Здесь возникает научная ценность, которая умножается в ходе обсуждений на научных конференциях. Объективно, во время своего бытования предмет мог быть, так или иначе, ценен для древнего человека. Но пока артефакт доступен лишь ученым, пока его ценность не была раскрыта для современного человека различными средствами предмет не имеет социокультурной ценности, а значит не возникает необходимость в его сохранении, а утрата не вызовет сожаления. В чем сегодня заключается ценность археологических объектов для простого обывателя. Этот вопрос подробно иаргументировано рассмотрел в своей работе С.Ю. Каменский (Каменский, 2008). Для начала, обратимся к селянам, наблюдающим, как группа людей раскапывает зачастую значительную площадь. Большинство из них просто пройдет мимо, остальные же зададутся традиционным вопросом о поиске золота или мамонтов. Убедившись, что золота нет, археологам последует предложение вскопать огород для посадки картошки и т.п. Как бы смешно это не звучало, это та реальность, с которой сталкивается любой участвующий в археологических раскопках. При этом занятые научным процессом профессиональные археологи редко стремятся объяснить суть происходящего. В чем же состоит основной разрыв в понимании культурной ценности археологических памятников. Практически невозможно выделить специфические, присущие только объектам археологии ценностные характеристики, среди которых С.Ю. Каменский выделяет следующие: — «Статус древности»; — потенциал для познания отличных от актуальной действительности обществ и культур; — эстетическая ценность археологических артефактов; — принадлежность к сфере человеческой повседневности. Отдаленность археологического артефакта по времени создания и бытования у простого человека чаще всего вызывает чувство удивления. Факт древности делает любую вещь достойной внимания. Здесь же воплощается феномен длительности и непрерывности человеческой истории. В то же время, наряду с археологическими артефактами древностью обладают объекты палеонтологии, археографии, этнографии (Там же. С.3-4). С другой стороны, археологические памятники дают возможность узнать о резко отличающихся от современности знаниях, образе жизни, восприятии того или иного явления. Востребованность подобных ощущений выражается в частности в создании, как в Европе, так и в России археологических парков. Здесь, снова археологию может, во многом, дополнить этнография (Там же. С.5-6). Близка рядовому зрителю и повседневность артефактов, как относящихся к ним самим, к личным переживаниям (Там же. С.7). С другой стороны, это же может и обесценивать предмет археологии, когда человеку важно ощутить отличность, а не увидеть горшок, аналогичный тому каким пользуешься дома. Как филателист видит в марке не средство оплаты почтового отправления, и соответственно оценивает её «учитывая сохранность, степень редкости, соответствие его тематическомуинтересу, красоту, информативность и т.д.» (Малинкин, 2011. С. 28), так и для обывателя предметы археологии могут стать ценными за счет тех же параметров. Это же касается эстетической ценности, которая присуща меньшинству археологических артефактов. Так Оскар Уаилд отмечал, что археология превращается в нечто удивительное, только если она представлена в форме искусства (Oscar Wilde). Долгое время к археологическим находкам подходили именно с позиции красивых и ценных старинных объектов. Одним из первых расширил представление об артефактах англичанин Питт-Риверс, считавший, что «ценность памятника как свидетельства о прошлом обратно пропорциональна его ценности как товара» (Цит. по: Хадсон К., 2001. С. 36). Таким образом, ценность памятников археологии не только не является исключительной, но также может не восприниматься индивидом. Здесь уместно обратиться к Р.Б. Перри, считавшему, что ценность является объектом интереса и зависит от желания и потребностей человека. Изменение ценностей зависит от изменения интересов, что в свою очередь обусловлено опытом индивида (Perry R.B., 1950. P. 27-28). Ни школьная, ни университетская программы, за редким исключением, не подразумевают сколько-нибудь подробного знакомства с археологией. Впрочем, многие науки остаются за пределами базового образования. Это может быть и положительной стороной, так как сохранение ореола тайны привлекает в ряды археологии любителей приключений. К сожалению, в России, будучи отвергнуты официальной наукой, они, чаще всего, становятся в ряды нарушителей закона. Для того, чтобы этого не происходило должна быть более широкая альтернатива, будь то археологические кружки, встречи в музее или участие в качестве волонтера в археологических исследованиях. Другим важным фактором, влияющим на восприятие археологической науки, является образ археолога. Чаще всего, археолога воспринимают, как искателя сокровищ или костей мамонта. Последним фактом археология перетягивает в свои ряды тех, кто должен был бы увлечься палеонтологией (Каменский, 2008. С. 9). К сожалению, негативную коннотацию образу придает факт чрезмерного употребления алкоголя в археологических экспедициях, что порой, но далеко не всегда, не лишено реального основания и чему способствует и археологический фольклор. Также, большинство связывает слово археология со словом «копать», а отнюдь не с самими предметамидревности. Здесь, мы снова видим романтизацию профессии археолога, как человека занимающегося детективным поиском сокровищ и делающего сенсационные открытия (Там же. С. 9-10). Путаница в работе палеонтолога и археолога явление повсеместное и даже отражается в детских игрушках. Например, существует археологический набор «Динозавр» (Каталог товаров Fotomusik). В чём заключается объективная ценность археологических ресурсов. Перечень ценностных характеристик привёл Т. Дарвилл. К полезным ценностям он относит: 1) Извлечение научной информации, причем, не только для ученых-археологов, но и для специалистов других сфер; 2) Обновленные знания о прошлом важны для предоставления качественного образования; 3) Археологические ресурсы служат вдохновением для представителей различных видов искусства от чисто созерцательного до прикладного (например, дизайн современных домов в античном стиле); 4) Археологические комплексы могут использоваться в качестве опорных точек для развития туризма и отдыха; 5) Археологическое наследие может быть символическим ресурсом и использоваться, например, для брендирования территории (например, Стоунхендж); 6) Единое прошлое способствует социальной интеграции населения и наконец; 7) Экономическая выгода, в первую очередь, от развития разных компонентов туриндустрии (Carman J., 1995. Р.43). Стоит правда отметить, что ровно этими же ценностными характеристиками будут обладать и другие исторические объекты, поэтому нечто уникального, присущего только археологическим древностям, Т. Дарвилл не выделил. Итак, несмотря на многообразие ценностных характеристик, которые могут содержаться в объекте археологии, зачастую, для обывателя он не представляет культурной ценности. Ценность предметов искусства, за исключением, пожалуй, современного искусства, для обывателя понятна, но менее очевидна и требует объяснения ценность каменных орудий эпохи палеолита или фрагментов средневековых глиняных горшков. Массовость последних обесценивает их ценность, ведь даже у археологов после их подсчета они часто идут в сброс. В связи с этим, требует обоснования и вопрос, почему так важен археологический артефакт в контексте, а не сам по себе. Чего лишается человечество, вырывая археологические предметы из среды бытования. Для придания ценности, археологическим объектам необходимо формирование общественного мнения. Главной институцией влияющей на коллективное восприятие действительности, прежде всего, выступают все средства массовойинформации или медиа. Но если рассматривать СМИ, как «медиума» или транслятора, через которого информация распространяется, тогда музейные выставки, экспозиции также можно считать одной из форм медиа презентующих наследие (Ibid. P. 33). По наблюдениям В. Нобль, в США любая археологическая реконструкция (независимо от ее исторической точности) будет востребована неспециализированными зрителями, тогда как действительно уникальный памятник, маловыразительный внешне и расположенный в каком-нибудь «кукурузном поле штата Небраска» не будет иметь никакого влияния на публику (Noble V.E., 2001). Соответственно, в музеях, также, формируется отношение общества к археологическим древностям, от которого зависит их дальнейшее сохранение. Пока у людей не будет ощущения, что прошлое значимо, у них не будет стремления к его сохранению, а значит и к выделению финансирования на его изучение и сохранение. Современная ситуация подводит археологов к необходимости культурного диалога с обывателем, от ребенка до взрослого, от горожанина уставшего от офисной жизни до селянина, живущего в непосредственной близости к памятникам археологии и имеющего реальные возможности их защитить. При менеджменте археологического наследия очень важно учитывать тот факт, что представления ученого и обывателя о ценности археологических памятников не одинаково. Эту ценность необходимо постоянно раскрывать через различные социокультурные практики. Список литературы: 1. Закон РФ от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002, № 26. – Ст. 2519. 2. Каменский С.Ю. Археологические памятники как объекты культурного наследия (аксиологический аспект) // Известия Уральского государственного университета. – 2008. — № 55. Серия 2. Гуманитарные науки. Выпуск 15. – С. 16-25 [Электронный ресурс]. URL: http://s￾kamenskiy.ru/PUBL/arkheologicheskie_pamjatniki_kak_obekty_kulturnog o.doc (дата обращения: 14.10.2013). 3. Каталог товаров Fotomusik. Археологический набор «Динозавр» [Электронный ресурс]. URL: http://fotomusik.ru/index.php?cat=16 (дата обращения 26.07.2013). 4. Культурология: Учебное пособие / сост. И.Ю. Куляскина, Е.Ю. Титлина, О.В. Киселева. — Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2001. – 52 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.portalus.ru/modules/culture/data/files/op/amursu005.pdf (дата обращения 25.09.2013). 5. Малинкин А.Н. Коллекционер. Опыт исследования по социологии культуры. – М.: Изд. дом гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2011. – 192 с. 6. Хадсон К. Влиятельные музеи / пер. с англ. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 2001. – 196 с. 7. Шухободский А.Б. Объект археологического наследия как отдельный феномен культурных ценностей // Terra Humana. – С. 136- 140. [Электронный ресурс]. URL: http://www.terrahumana.ru/arhiv/11_04/11_04_28.pdf (дата обращения: 1.10.2013). 8. Carman J., Cooper M., Firth A., Wheatley A. Managing archaeology. – London: Routledge, 1995 (2005 second edition). – 255 p. 9. Noble V.E. (U.S. National Park Service) Significance vs. value in archaeology // Public archaeology: international perspectives, debate and critique. A Session Presented at the Society for Historical and Underwater Archaeology Annual Conference Long, Beach, CA January, 2001. [Электронный ресурс] URL: http://www.p– j.net/pjeppson/SHA2001/Papers/noble.htm (дата обращения 16.06.2013). 10. Oscar Wilde on the Value of Archaeology // About.com archeology. [Электронный ресурс]. URL: http://archaeology.about.com/od/writerquotes/qt/quote222.htm (дата обращения 30.09.2013). 11. Perry R.B. General Theory of Value. – Cambridge: Harvard University Press, 1950. – 702 с.   Культурно-историческое наследие Центрального Черноземья (вопросы охраны памятников культурно-исторического наследия): сборник статей научно-практической конференции. – Воронеж: НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2013.