Главная » Новости » Боевое искусство викинги оттачивали на китах

Боевое искусство викинги оттачивали на китах

Найденные фрагменты увлекательной настольной игры, сделанные из китового уса, свидетельствуют о появлении промышленного китобойного промысла в древней Скандинавии. 

Незадолго до наступления эпохи викингов, в Вендельский период, (с 550 по 793 гг. н. э.) германское население центральной и восточной Швеции славилось своей воинственностью, любовью к захоронениям в лодках и — к настольной игре «Хнефатафл» (hnefatafl).
В Древней Руси она была известна под своим греческим названием «Тавлеи», несмотря на указание историков, что эта игра попала к нам от варягов, а не от греков.

«Хнефатафл» — настольная игра, своеобразный гибрид нардов, го, шашек и шахмат, попавших в Европу из Индии. Судя по реконструкции, король с дружиной должен был вырваться из кольца превосходящих их по численности врагов. Белые фигурки вырезали из моржового клыка, красные выделывали из китового уса. Подробнее о правилах игры можно прочесть на страницах интернета.

Нам остается добавить, что эта игра не была каким-то необычным явлением для населения Северной Европы, просто в Вендельский период страсть к игре настолько возросла, что некоторые предпочитали, чтобы их хоронили вместе с досками для «Хнефатафла».
По большей части сохранились небольшие камнеобразные фигурки из камня, рога или кости животных, таких как северный олень. Но позже, начиная с VI в. н. э., по всей территории Швеции и Аландских островов археологи раскапывают захоронения с изделиями из китового уса.

В новом исследовании аспиранта кафедры археологии Уппсальского университета Андреаса Хенниуса (Andreas Hennius) и его коллег описан источник происхождения китового уса, который, судя по представленным исследователями доказательствам, расположен на краю Норвежского моря, примерно в тысячах километрах к северу от Вендела (Vendels socken), находящегося в центральной части Швеции.

По мнению ученого, используемый для изготовления предметов домашнего обихода китовый ус был продуктом раннего промышленного китобойного промысла. Если это догадка подтвердится, то найденные фигурки послужат свидетельством самых ранних из известных случаев китобойного промысла у берегов нынешней Скандинавии, признаком растущих торговых путей и использования прибрежных ресурсов, которые проложили путь для будущей экспансии викингов.

Хенниус говорит, что сами вендельцы не были китобоями, поэтому найденные фрагменты должны были быть привезены. Вопрос — кем — пока остается открытым.
Кроме того, исследователям также необходимо найти подтверждение гипотезы, что добытый китовый ус явился результатом преднамеренного китобойного промысла, а не был извлечен из туши выброшенных на берег китов.

Чтобы ответить на эти и другие вопросы, Хенниус с коллегами использовали генетический анализ, опирались на другие археологические находки и штудировали древние тексты.
Генетический анализ китового уса позволил подтвердить гипотезу о том, что фигурки для игры действительно являлись объектом раннего промышленного китобойного промысла.

Хотя несколько видов китов водятся у берегов Скандинавии, большинство фигурок для игры в «Хнефатафл» были сделаны из уса северного гладкого кита (Eubalaena glacialis), который водится в северных регионах Атлантического океана. С точки зрения исследователей, это говорит о том, что китовый ус был результатом систематической охоты, а не добычей предприимчивых мародеров.

Другие свидетельства обнаружили в могильниках Венделя. Фрагменты китового уса сначала находили только в могилах некоторых богачей. Но позже стали находить все больше изделий из китового уса для игры в «Хнефатафл» в могилах простолюдинов.

«Не в могилах бедняков, а в захоронениях представителей среднего класса», — уточняет Хенниус. Если прежде редкий и недоступный для рядового покупателя товар внезапно делается доступным для массового рынка, становится ясно, что дело поставлено на промышленную основу.

Из намеков в древних текстах вытекает, что китобойная промышленность почти наверняка не могла находиться в землях центральной и восточной Швеции.
Первое дошедшее до нас письменное упоминание о китобойном промысле в Скандинавии называет норвежского торговца IX века по имени Отарр (Óttarr).

Во время своих странствий он посетил королевский двор в Англии, где записали бахвальство сего отважного китобоя. Отарр утверждал, что он со своими друзьями за два дня выловил 60 китов возле берегов сегодняшнего норвежского Тромсё (Tromsø).
Хотя подвиги Оттарра описаны несколько веков спустя после появления китового уса в захоронениях Вендельского периода, это говорит о том, что китобойный промысел был хорошо налажен в северной Норвегии в 800-х годах.

Пока остается загадкой, кто же на самом деле занимался таким трудным промыслом, как ловля китов. Предположительно в то время им могли заниматься нескольких групп людей, обитавших в северной Норвегии, включая лопарей. Ныне принято называть этот коренной народ Северной Европы — саамы.

Также неизвестно, кому пришла в голову мысль изготовлять из китового уса фигурки для игры в «Хнефатафл». По мнению некоторых исследователей, это могли быть либо саамы, либо кто-то другой.
Историк из университета Северной Каролины Вики Сабо (Vicki Szabo), занимающаяся изучением средневекового китобойного промысла в Северной Атлантике, говорит, что Хенниус и его коллеги нашли хорошие аргументы для подтверждения существования китобойного промысла в Скандинавии в довикинговую эпоху.

Собственные исследования Сабо показывают, что китобойный промысел в северной Норвегии определенно существовал около 550 г. н. э. После краха Римской империи в V веке н. э. и в период экономических потрясений, последовавших за этим событием, потребовалось время для восстановления общества в Западной Европе. По мнению Сабо, китобойный промысел как нельзя больше подходит к масштабной модели экономического возрождения в ту эпоху.

Что касается проблемы добычи, Сабо говорит, что вряд ли первые китобои охотились за китами в открытом океане на лодках. Вместо этого они могли использовать копья с ядовитыми наконечниками, заманивать свою добычу в узкие фьорды или на берег.

Ученые продолжают исследовать найденные фрагменты игры «Хнефатафл», чтобы узнать, что еще они могут рассказать о своем происхождении и торговых маршрутах, по которым попали в Вендель.
Если фигурки действительно поведали нам историю расширения использования прибрежных ресурсов в Норвегии, значит, — это одна из первых глав в саге о господстве викингов на морях.

Автор: Игорь Буккер https://www.pravda.ru/