Главная » Авторские статьи Мероприятия Новости » Артьефакты элиты эпохи бронзы покажут в Липецке

Артьефакты элиты эпохи бронзы покажут в Липецке

колесница18 апреля 2017 г. в 12-00 в здании Липецкого областного краеведческого музея (г. Липецк, ул. Ленина, 25) пройдет презентация коллективной монографии «Липецкий курган – памятник элиты доно-волжской абашевской культуры», а также открытие выставки «Элита эпохи бронзы». Мероприятие приурочено к Международному дню охраны памятников и исторических мест, а также 10-летию Научно-производственного объединения «Черноземье».

На выставке будут представлены уникальные предметы из захоронений военной аристократии эпохи бронзы, изученных на территории Липецкой области, в том числе из Липецкого кургана (с. Ленино).

Липецкий курган № 2 исследовался в 2011 году совместной экспедицией ОБУК «Государственная дирекция по охране культурного наследия Липецкой области», ООО НПО «Черноземье» и Воронежского госуниверситета под руководством к.и.н. А.Н. Голотвина. Раскопки кургана носили спасательный характер. Траншея газопровода разрушила его западный край, а в ее отвале обнаружены фрагменты керамики абашевской и срубной культур эпохи бронзы, фрагменты человеческих костей, а также железная пряжка. Развал сосуда срубной культуры (2 пол. II тыс. до н.э.) и, возможно, пряжка связаны с впускными погребениями, которые были уничтожены в результате хозяйственного освоения участка (распашка, прокладка через курган водовода и кабеля).

Всего под остатками курганной насыпи были открыты три могильные ямы, относящиеся к абашевской культуре эпохи средней бронзы (1 пол. II тыс. до н.э.). Все три погребения совершены одновременно. Несмотря на то, что разрушение насыпи не позволило произвести каких-либо стратиграфических наблюдений, расположение могильных ям в одну линию, вытянутую почти строго по направлению север-юг (т.е. ориентированы фактически по сторонам света) дает основание говорить об их одновременном сооружении.

При этом они демонстрируют три разновидности погребального обряда. В первом случае в неглубокой могильной яме было совершено коллективное захоронение 5 мужчин. Во втором – в похожую по размерам (около 4х4 м), но более глубокую (около 1 м), камеру-сруб положили трех юношей и девушку. В третьем – одиночное мужское погребение. При этом все костяки имели идентичную позу и ориентировку (вытянуты на спине, головой на восток), а также близкий по времени сопровождающий инвентарь – глиняные сосуды, находки из кости (шип от псалия, «застежки», пряжки, «пряслице», «лопаточки», клык), бронзы (ножи, шилья, обкладка сосуда) и камня (наконечники стрел и дротика, пест). Среди находок своим количеством и разнообразием выделяется комплекс изделий из кости и рога. Отдельным из них прямых аналогий найти не удалось. Так, А.Н. Усачук (Донецкий обл. краеведческий музей), проводивший трасологический анализ костяных изделий кургана, особо отмечает роговой шип псалия. Судя по сохранившемуся шипу, псалий был изготовлен с отклонением от принятой тогда технологической нормы. Исследователь подчеркивает, что в погребение поместили шип, который перед тем непродолжительное время использовался (скорее всего, в ритуальной или погребальной сфере).

Интересные результаты получены А.А. Казарницким (Музей антропологии и этнографии РАН, Санкт-Петербург) при обработке антропологической коллекции кургана. Надо сказать, что это чуть ли не первый случай антропологических исследований по абашевской культуре нашего региона. Помимо половозрастного определения, им установлена принадлежность погребенных к европеоидной расе, а также получены аргументы в пользу их профессиональной воинской специализации и высокого социального статуса. Среди всех выделяется костяк 1 из первого погребения. Будучи самым великовозрастным из погребенных (40–50 лет) и занимая в могильной яме крайнее южное положение, он, при небольшой по сравнению с остальными длине тела, (168–171 см) имел развитую мышечную массу и следы боевых травм. Вместе с ним были захоронены исключительно взрослые мужчины (20–40 лет), сохранность скелетов которых не позволила ни подтвердить, ни опровергнуть насильственный характер смерти, но единовременная их кончина – также аргумент в пользу гибели в боевом столкновении.

Таким образом, данные этих раскопок позволяют не только реконструировать погребальный обряд племен, населявших наш край 3,5–4 тысячи лет назад, но и получить представление о социальной стратификации, духовной и материальной культуре их общества. Нет сомнений в том, что это захоронения социальной элиты народа, большинством исследователей соотносимого с индо-ариями. Судя по инвентарю и характеру полученных травм, погребенные были воинами, а обнаруженный в центральной камере предмет конской упряжи (шип от псалия) даёт основания считать отдельных из них воинами-колесничими.

2017-04-14_08-21-33 2017-04-14_08-21-00